ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
МЕНЮ

Титовец Иван Михайлович1920 г.р.
Служба в Советской Армии с 1940 по ноябрь 1946 года. Ленинградский, Западный, Белорусский фронты. 108 пограничный полк.
Ефрейтор, стрелок. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными.


С 1965 по 1979 год работал слесарем и машинистом бульдозера в автотракторном цехе Качканарского горно-обогатительного комбината.

 

 

 

 

 


Добавлено Титавцом Михаил Ивановичем 4 июня 2004г.

3 июня 2004г.

Таких нельзя одолеть

Сын об отце. 

Титовец Иван Михайлович  1943гДень Победы - удивительный праздник. Другого такого у нас нет. Это один из дней, когда действительно можно гордиться тем, что мы - русские. Ведь никто в мире не мог остановить немецко-фашистских агрессоров. Это сделали русские, россияне. Гитлер шутя покорял европейские страны. Такая великая держава, как Франция, была поставлена на колени за три недели. Чудом уцелела Великобритания. И американцы сколько угодно могут спасать рядового Райана, но мир спасли рядовые Иванов, Петров и многие миллионы наших рядовых иже с ними. (Хотя американцы молодцы, что снимают такие фильмы. Вот и нашим сценаристам и режиссерам потрудиться бы в этом направлении, тем более что сюжетов 一 море безбрежное). 

А можно ли хотя бы гипотетично предположить, что наша страна могла проиграть в Великой Отечественной войне? Лично я однозначно отвечаю: нет, нет и нет. Тысяча «нет», миллион «никогда». Что позволяет так категорически утверждать? Тесное общение с победителями. И особенно то, что 39 лет я имел счастье жить под одной крышей с одним из когорты победителей. Это мой отец 一 Титовец Иван Михайлович.

Именно наблюдая его, я понял, что таких людей победить нельзя. Они неодолимы. Нет, они не богатыри. Но в них были какая-то нечеловеческая выносливость, исключительное упорство и терпение, удивительная неприхотливость и умение довольствоваться малым, а еще - колоссальная жизнестойкость. Для них не было ничего невозможного, они могли абсолютно все: строить - так строить, воевать - так воевать. Честно говоря, мы очень бледно выглядим на их фоне. Нет в нас их жизненной силы, не унаследовали почему-то мы их пассионарность.

Написать об отце, этом удивительном человеке, хотелось давно, но все руки не доходили. Думалось: успеется он всегда рядом, да к тому же из рода долгожителей (его дедушка и бабушка в свое время прилично зашкалили за столетнюю отметку). 

Но... Вот уже три года нет с нами Ивана Михайловича. Отрадно, что на высоте положения оказался племянник Андрюха. Андрей Титовец, ныне студент Нижнетагильской социально-педагогической академии, еще учась в школе, написал об Иване Михайловиче, своем дедушке. Эта его работа и предлагается вниманию читателей. Возможно, что-то Андрей не так расслышал и неправильно понял, может, где-то исказил факт-другой. В данном случае это неважно. А важно то, каким в памяти внука остался образ деда-фронтовика. Поэтому ничего в его очерке менять не стал. А вот добавить некоторые факты из довоенного и послевоенного периодов считаю возможным. 

И.М.Титовец родился в 1920 году в поселке №63 Кытлымского района Нижнетагильского округа Уральской области. Как вам адресок? Найдете, где это? Пожалуй, вряд ли. Давно нет такой области, такого округа и района. В 30-х годах опустел и поселок, остатки которого сгребли бульдозерами в целях пополнения кормовой базы подхоза «Сигнальный» в 70-х годах. А ведь какой колоссальный труд был вложен в освоение этих земель в начале XX века переселенцами из Белоруссии, которые прибыли сюда в поисках лучшей доли. Корчевать вековую тайгу 一 труд адский, что и говорить. А потом труд не меньший — обиходить огромное натуральное хозяйство. Думается, мы, любители коротать свой досуг с четверо­ногим другом-диваном, очень скоренько бы там отдали концы. А вот для наших от­цов этот непомерный труд и сформировал их несгибаемый характер. Во всяком случае для нашего отца труд был способом существования, ко­торому он отдавал все вре­мя, исключая сон. 

Думали, обживаются на века, оказалось — на очень короткое время. Началась коллективизация. И наши му­дрые деды посчитали наи­меньшим злом для себя бро­сить обильно политую потом землю и перебраться в дру­гое место. Сейчас это посе­лок Малая Белая, наша ма­лая родина, лучший поселок на земле. А тогда снова при­шлось вбухать трудов в его обустройство. Но это ничто в сравнении с тем, сколько хлебнули горя жители тех по^ сел ков, что остались в кол­хозе (67-й «Боярщина», 68-й «Гладкое» и др.) Глубокоува­жаемая и горячо любимая всеми нами наша односель­чанка баба Надя Кондрато­вич (да продлит Господь ее годы!) горячо плакала, вспо­миная свои молодые годы: «Миша! Ведь врагу не поже­лаешь, как мы жили! Если бы нашим внукам хоть месяц так пожить - они ценили бы то, что теперь имеют!»

Пользуясь случаем, хочу обратиться с просьбой. Уважа­емые земляки! Имею горячее желание написать историю великого исхода наших пред­ков сначала из Белоруссии на Урал, затем из столыпинских «поселков» в другие места. Для этого нужна ваша помощь. Прошу отозваться выходцев из этих поселков (57-й, 59-й, 62-й, 63-й, 64-й, 67-й, 68-й и так далее до 116-го) или их потом­ков. Пожалуйста, позвоните мне по телефону 2-17-10.

 

Ну вот. Вроде бы и все. Теперь слово внуку Ива­на Михайловича — Титовцу Андрею.

Михаил ТИТОВЕЦ.

Внук о дедушке 

Любой русский человек знает, чем явилась для страны Великая Отечест­венная война. Это и понят­но. О войне написано много книг, статей, сняты филь­мы. Но только те, кому вы­пала нелегкая военная доля, знают, какой ценой была одержана Победа.

Мой дед, Иван Михайло­вич Титовец, пошел на фронт простым солдатом, вернулся с войны ефрейтором. Пусть же его воспоминания небольшой веточкой вплетутся в вечно живой венок всенародной па­мяти о той жестокой войне.

Моего деда, 1920 года рождения, призвали в армию в 1940 году. Призывали в то время в двадцатилетием воз­расте. Дед и представить тог­да не мог, что через несколь­ко лет от начала до конца от­воюет Отечественную войну. Она оставила глубокий след в жизни Ивана Михайловича. 

...Войска формировали в Челябинске, после чего пере­правили на Дальний Восток для обучения. Дед думал, что везут их для прохождения службы в Морфлоте, но судь­ба распорядилась иначе. Сна­чала 107-й железнодорожный полк, потом 108-й погранич­ный. Перевозили в эшелонах. Вагон-«телятник» был рас­считан на 30 человек. От долгого и утомительного переез­да у многих солдат развилась «сонная болезнь». 

Обучение на Дальнем Востоке проходило в течение трех месяцев. Подготовка включала в себя обращение с винтовкой, умение ходить в атаку и рыть окопы. 

Нелегка жизнь солдата, но и в ней бывает место для ку­рьезных случаев, один из ко­торых произошел с дедом на Дальнем Востоке. Их подразделение было направлено на ремонт моста. Проезд на вре­мя работ закрыли. И вот к мосту подъехал автомобиль, из которого вышел солидный военный. 

—Почему нет проезда?! ——недовольно окликнул он солдат. 

—Ты что, не видишь: ре­монт! А ну, езжай в объезд! 一 ответил дед. 

Военный усмехнулся, по­правил фуражку, сел в грузо­вик да и поехал стороной. Позже дед Иван узнал, с кем ему довелось разговаривать. Ведь это был командующий Дальневосточным фронтом генерал армии Апанасенко. Позднее Апанасенко переве­дут в качестве заместителя командующего Воронежским фронтом, где он геройски по­гибнет. В одном из боев его танк был подбит немцами из гаубицы. 

Тот довоенный случай на­долго запомнился моему деду. А война... Война была еще впереди. Весть о ее начале пришла 22 июня 1941 года. 

Три дня войска находи­лись в полной боевой готовности: ожидали нападения со стороны Японии. Дед вспоми­нал, что солдаты даже спали в полном обмундировании. Но нападения не последовало. Когда это стало очевидно, в том же 1941 году часть войск переместили под Ленинград для поддержки полуразбитых отступающих советских бата­льонов. 

1941 год. Сколько горя принес он с собой! Наши от­ступали, оставляя города, землю, политую русской кро­вью. Много быто трагических случаев. О некоторых дед мне рассказывал. Было и такое. Над отступающим полком, где служил Иван Михайлович, пролетал самолет с надписью «СССР» на боках, и вдруг по­летели бомбы на грузовики: самолет оказался закамуф­лированным немецким. Этот случай не единственный в би­ографии моего деда. 

Впереди предстояла большая работа. Проклады­вали рельсы для переправки продовольствия и оружия че­рез Неву, долго, упорно, не покладая рук. Когда же рабо­та была закончена, в 1942 году солдат, включая моего деда, отправили под Псков с заданием отлавливать в лесу немецких шпионов. Это была сложная и опасная работа. Был такой случай. Поймали шпиона, у которого было диверсионное поручение: взо­рвать железную дорогу. До­прашивал его сам начальник контрразведки майор Слонецкий. Шпионов в том райо­не отлавливали все время, но этот был особенно опасным. Но мало кто из них мог усто­ять на допросах этого двухме­трового, громогласного майо­ра. Так проходила служба мо­его деда до 1943 года. 

В этом году наступил ко­ренной перелом в войне. Это произошло благодаря усили­ям солдат, давшим отпор фрицам: и тех, кто бился на полях сражений, и тех, кто строил дороги для переправ­ки продовольствия и боепри­пасов, и тех, кто ликвидировал немецкие вылазки и про­вокации... 

И вот уже позади остались Латвия, Эстония, Восточная Пруссия. Солдаты прорыва­лись к Берлину, вперед, к те­перь уже близкой Победе. В их рядах шел и мой дед. 

Особенно ожесточенной дед назвал битву под Кениг­сбергом. Гитлер так говорил об этом городе-крепости: «Отдам Берлин, но Кенигсберг никогда!» Это было изве­стно советскому командова­нию. С его стороны последо­вал незамедлительный при­каз: «Не считаясь с потерями, взять город в течение 24 ча­сов». Эта битва запомнилась Ивану Михайловичу, потому что очень большая цена была заплачена за победу в том бою. Деду предлагали остать­ся в Кенигсберге на житель­ство, но он отказался. 

Дальше Польша. Наши войска несли потери из-за партизанских выступлений белополяков. Так об этом рас­сказывал дед: 

一 Все происходило мгно­венно: перед двигающимся ба­тальоном неожиданно выска­кивал грузовик. А с флангов налетали сотни людей, расст­реливали в упор. Покончив с батальоном, польские сторон­ники гитлеровцев уходили в болота. По приказу Рокоссов­ского все возможные места нахождения белополяков были уничтожены с воздуха. 

(Вот это место вызывает наибольший вопрос. Напрочь не помню, чтобы отец расска­зывал о чем-то подобном. Но Андрюха крестится двумя ру­ками, что именно так дед и го­ворил. Вообще же на террито­рии Польши действовала под­польная организация польско­го эмигрантского правительст­ва ——Армия Крайова, весьма недружелюбно настроенная к Советской Армии. Но чтобы так? С другой стороны, один ветеран вспоминал, что, когда они возвращались домой с вой­ны, на территории Польши им даже запрещали выходить из вагонов. АК была ликвидиро­вана в 1947году. М.Т.). 

Много было во время вой­ны курьезных случаев. На за­воде в эстонском городе Тар­ту было обнаружено большое количество алкоголя. Не­сколько солдат, включая мо­его деда, направили для ох­раны с приказом: «Ни своим, ни чужим не давать спиртно­го». Но вот подъехали танки­сты, развернули башню и по­ставили ультиматум: либо им дают спирта, либо они «жах­нут» по заводу. Пришлось по­делиться. 

Подобный случай, но не­сколько позже, произошел с дедом уже в Берлине. Вместе с компанией солдат он нашел полуразрушенный погреб, в котором в огромных бочках хранились лучшие сорта не­мецкого пива. Однако попро­бовать трофейное сначала не решились, солдаты были на­слышаны о том, что, отступая, фрицы специально отравляли некоторые погреба ядами. Ре­шили испытать на собаке. По­сле того, как убедились, что она не издохла, смело приступили к опробованию иност­ранного пива. Несколько дней подряд солдаты не отходили от находки и никого к ней не подпускали. Пока не пришел старший по званию. Увиден­ное, по-видимому, его потряс­ло. Он с ужасом в голосе за­кричал: «Что вы делаете? Оно же может быть отравлено!» Откуда было ему знать, что почти неделю бойцы употреб­ляли это якобы отравленное пиво без каких-либо последствий для себя и своего здо­ровья. Но это было уже потом. 

А пока армия продолжала продвигаться вперед, к завет­ной цели. И вот Германия. Когда советские войска сту­пили на ее территорию, мно­гим солдатам стало ясно, что жизнь в стране, «где так воль­но дышит человек», не идет в сравнение с тем, что они уви­дели в Германии. Страна раз­вивалась даже в эти тяжелые годы. Надежное сельское хо­зяйство, система хуторов. Везде чистота и порядок. Картофель лежал прямо на полях, лишь прикрытый соло­мой, и никто его не воровал. 

А вот случай, который произошел с дедом на хуторе в Германии. Он шел вместе с сослуживцем мимо сада и за­метил, что к ним приближает­ся огромный пчелиный рой. Попутчик испугался и убежал, а дед, будучи в мирное время неплохим пчеловодом, не рас­терялся. Он подождал, пока рой сядет, сбрызнул его во­дой, аккуратно стряс пчел в гимнастерку и пошел дальше, не зная, что с ними делать. Навстречу ему старый немец. Короткими фразами он попросил отдать ему пчел. Дед от­дал рой вместе с гимнастер­кой. А уже через час старый немец, к удивлению Ивана Михайловича, принес гимнас­терку вычищенной, выстиран­ной и наглаженной. Этот слу­чай еще раз показывает акку­ратность и чистоплотность, присущие немцам и столь не­характерные для нас, русских. 

Далее военный путь Ива­на Михайловича шел в город Данциг, куда он был направ­лен для ликвидации гитле­ровцев, маскирующихся под местное население. Там и за­стала его весть о победе. 

Через несколько дней после этого солдат, включая моего деда, направили в Бер­лин с заданием: охранять во время Потсдамской конфе­ренции глав великих держав: И.В.Сталина,Г.Трумэна, У.Черчилля (К.Эттли) Дед участвовал в оцеплении тер­ритории. 

В 1947 году дед вернулся в Россию. На обратной дороге в городе Спасске, где похоро­нено 5 тысяч немцев, местное население спросило у наших солдат: «За что погибли эти люди?» На что наши ответи­ли: «Мы не звали их в Россию. Мы защищали Родину. Мы вы- выполняли приказ». 

Иван Михайлович 一 один из немногих Титовцов, выжив­ших в той войне. Из шестнад­цати ушедших на фронт вер­нулось только семь. Среди погибших был родной брат деда Федор Михайлович Ти­товец. Стрелок-радист, он утонул в танке при одной из речных переправ. Все они, и кто вернулся живым, и те, кто погиб, до конца выполнили свой долг. Все они сражались за Родину. 

Через много лет После войны дед высказал нам, вну­кам, свое глубокое убежде­ние, пронесенное через всю военную службу и через всю долгую жизнь: «Родина, какой бы она ни была, все равно Родина. Поэтому ее нужно защи­щать». Титовцы ее защищали достойно. 

Андрей ТИТОВЕЦ.

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

624356,Свердловская обл., г.Качканар, ул.Свердлова,8, конт.тел: (34341) 6-97-12 e-mail:mail@kgo66.ru
©2017 Все права защищены.Администрация Качканарского городского округа.
ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ      Яндекс.Метрика
Design by Sever-IT