ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
МЕНЮ

Гаврилов Николай Иванович1926 г. р.
Служба в Советской Армии с января 1944 по январь 1947 года. IV Украинский фронт. 29 танковый учебный полк. Участвовал в боях в Румынии. Сержант, старший радист-пулеметчик.

Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными.

С 1964 по 1989 год работал электрослесарем в цехе КИПиА Качканарского горно-обогатительного комбината.

 

 

 

 

 

Добавлено 20.01.2015г. Зелениным В.С. статья Краснопевцевой Г.П.

ИСТАРОСТЬ ЕГО НЕ ДОГОНИТ 

Гора Качканар и «море» у ее ног красивы в любое время года. Зимой в них своя, почти сказочная прелесть. Море становится большой белоснежной равниной, которую, словно школьную тетрадь, разлиновали лыжники. Этих линеек, в две колеи, много, и все они ведут туда, на другой берег: к подножью горы, на Утянку, на Косью – выбирай любую!..

Он шел привычным маршрутом. Лыжня уводила все дальше в лес, который в своем зимнем убранстве был величественным и загадочным. И к этой красоте нельзя было привыкнуть -- оставалось только удивляться. Удивленный и очарованный, он временами замедлял шаг, а потом снова набирал темп, вдыхая полной грудью чистый морозный воздух.

-- Хорошо идет! Не угонишься! – восторгались его спутники. – Даже не верится, что этому деду уж восемьдесят шесть!.. Да и какой он дед? Щеки раскраснелись от мороза, на усах заледенел снег, а он улыбается и шутит. А усы у него задорные, шикарные – как у настоящего казака!..

-- А мы и есть настоящие казаки, -- с гордостью за своих предков говорит Николай Иванович Гаврилов и уточняет: – Яицкие казаки.

Да, его родословная уходит в то далекое время, когда на реке Яик возник Яицкий городок. Позднее эта река станет Уралом, Яицкий городок – городом Уральском, а яицкие казаки – Уральским казачьим войском. Казаки были надежной пограничной стражей.

От набегов, разорений
Мы спасали целый край,

--поется в гимне Уральского казачьего войска. Текст этого гимна, который я нашла в Интернете, очень большой. Вот лишь несколько строк:

И заветною чертою
Мы назначили Яик,
Хоть за то у нас с Ордою
Спор был тяжел и велик.
Наши пращуры и деды
До времен еще Петра
Были на полях победы,
Страшным было их «ура!»

Среди защитников родной земли был и Ивашко Гаврилов, чье имя значится в переписи Яицкого войска, проведенной в 1632 году. Не от этого ли Ивашки идут и наши Гавриловы? И бравые усы – оттуда. А еще у Ивашки была шикарная борода. Ведь уральцы от других казачьих частей отличались внешним видом: большинство из них, как староверы, не брили бород.

У нашего Николая Ивановича бороды нет. Но от далеких предков сквозь столетия перешли к нему бравые усы, а вместе с ними выносливость и стойкость – качества, которые помогали казакам пережить репрессии в мрачные годы российской истории. Немало выпало и на долю потомков, которым очень пригодилась казачья закваска.

Жили-были Иван да Марья. Их, своих родителей, Николай Иванович вспоминает с нежностью. Вспоминает Духовое – большое казачье село в Курганской области.

-- Жили мы неплохо, -- говорит он. -- Сеяли пшеницу, держали лошадей. Да и как без них? Ведь казак должен был прийти в армию со своим конем, с оружием, в полном обмундировании. Казакам выделялись большие наделы, чтоб могли пахать и сеять, кормить скот, выращивать крепких коней. У нас тоже были две верховых лошади и две или три грузовых. Хозяйство большое и крепкий двухэтажный деревянный дом.

Хозяйство и дом Иван Григорьевич и Мария Ивановна Гавриловы содержали в образцовом порядке. Работали, растили детей. Так бы и дальше им жить-поживать да добра наживать. Но однажды кому-то (кто сверху видит всё) показалось, что добра уже нажито много и пора его отобрать, а Гавриловых вместе с другими кулаками выдворить с родной земли… И вот уже с Южного Урала потянулись обозы куда-то на север.

-- Мне тогда было пять лет… Ехали, долго ехали. Привезли нас в лес, выбросили – и всё, будьте здоровы!.. Кругом лес, только лес. Да речка Именная.

Николай Иванович вспоминает, как люди строили жилье: сначала балаган, потом бараки. В бараке печь и множество натянутых веревок с тряпичными перегородками, которые делили эту длинную жилплощадь на «персональные квартиры».

-- Чем занимались? Рубили березовый лес, жгли уголь и возили в Теплую Гору на железоделательный завод. Дрова шли на драги… Жили мы тут недолго. Через полгода нас перебросили в другое место. В те годы в лесу от Валериановска до Бушуевки было шесть таких поселений…

Потом Николай Иванович вспоминает поселок Федино с бараками-клоповниками, где жили переселенцы. Жили тут, а работали на Ису. Были штукатурами, малярами, печниками – выполняли любую работу, на какую не соглашались местные жители. Отец, Иван Григорьевич, был водопроводчиком, а потом стал начальником парового хозяйства.

Мама, Мария Ивановна, со временем получила работу в детском саду.

В поселке Федино прошли школьные годы Николая Гаврилова. Здесь он закончил семь классов и поступил в школу ФЗО (фабрично-заводского обучения), получил специальность столяра-краснодеревщика. Вспоминает свой успешный экзамен и изготовленное им ложе к винтовке, признанное самым лучшим из всех тридцати трех изделий их группы.

Учились, готовились к жизни, а между тем уже шла война – и многие мальчишки уходили умирать за Родину. Рвался на фронт и Николай, но какой он боец, если в 1941-м ему было только пятнадцать лет? А потом, как хорошему специалисту, ему дали броню. До 1944 года. Но понюхать пороху все же пришлось. Наш столяр-краснодеревщик стал радистом-пулеметчиком. Эту военную специальность он получил в Верхнем Уфалее Челябинской            области, в танковой школе. Учились по ускоренной программе, и вот новоиспеченные танкисты отправились в Нижний Тагил

-- Танки отличные, с новой пушкой! – говорит Николай Иванович. – Получили мы их и отправились на запад, догонять наши войска, которые в то время успешно наступали. Летом 1944 года мы достигли границы с Румынией.

Ветеран вспоминает, как отчаянно сопротивлялись отступающие немецкие части. Особенно запомнились Фокшаны. На подступах к этому румынскому городу фашистское командование заблаговременно построило оборонительный рубеж с множеством надолбов, дзотов, противотанковых рвов, прикрытых проволочными заграждениями. Но сопротивление войск противника было сломлено. Когда бои утихли, трудно было представить, что на этом месте находился курортный городок: городок, и вся Фокшанская долина превратились в руины.

-- Огромное, необозримое дымящееся поле, усеянное разбитыми танками, самолетами, другой военной техникой. И человеческими телами… Как какой-то страшный музей, -- Николай Иванович тяжело вздыхает.

Потом наша армия заняла Бузэу, освободила Галац. В этом городе на Дунае Гаврилову пришлось долго лечиться. Но поврежденные голосовые связки так и не восстановились окончательно. В январе 1947 года с третьей группой инвалидности он вернулся домой, а голос остался на войне.

Вернулся Николай в поселок Ис, где к тому времени его родители уже купили дом. С этим поселком и связаны его первые послевоенные годы. Недавний фронтовик окончил Свердловскую школу киномехаников и стал работать по специальности в клубе имени Артема. Инвалидность с него сняли. «Не Шаляпин, -- сказали. – Руки, ноги целы, а голос не главное». Конечно, не главное: ведь Николай не пел, он играл на скрипке и выступал с клубным оркестром. Здесь, в художественной самодеятельности, он познакомился с аккордеонистом Леонидом Ведерниковым из большой и дружной музыкальной семьи. А вскоре они породнились: одна из сестер Ведерниковых, Миля. стала женой Николая.

С той памятной даты, 2 февраля 1950 года, прошло уже шесть десятков лет, а Гавриловым, Николаю и Людмиле, порой кажется, что это было только вчера. Они вспоминают, как начинали совместную жизнь. Николай Иванович рассказывает об Исовском геологоразведочном техникуме, где он выучился на геофизика; говорит о Башкирии, куда был направлен по распределению. Там, в городе Учалы, а вернее – в Учалинской экспедиции работал он три года. С апреля до глубокой осени – в поле, в палатках, в спальных мешках. Поиски, разведка полезных ископаемых. Сколько километров пройдено пешком, а зимой на лыжах! Увлекательно, интересно, хотя и нелегко. Но разве испугают трудности, если в твоих жилах течет казачья кровь, а за твоей спиной километры фронтовых дорог? Работал Николай Гаврилов отлично, его портрет был на Доске почета. Одно плохо: очень редко приходилось общаться с семьей, а ведь там подрастали уже четверо детей.

Отцовский долг подсказал решение. А осуществить его помог Качканар, которому нужны были рабочие руки и хорошие специалисты: горно-обогатительный комбинат уже вступил в строй действующих. В 1964 году Николай Гаврилов пришел в КИП, работал слесарем-наладчиком на участке радиоактивных приборов. Зарекомендовал себя как думающий, инициативный человек, автор многих рационализаторских предложений. Этому цеху контрольно-измерительных приборов и автоматики он отдал тридцать лет вдохновенного труда. Из этого коллектива и на пенсию ушел. Но на заслуженном отдыхе ему не отдыхалось, и Николай Иванович еще много лет работал плотником в стоматологии.

Великая труженица и Людмила Васильевна. Работать она начала в четырнадцать лет.

Закончила курсы продавцов и всю жизнь посвятила торговле и общественному питанию. Ее качканарская биография тоже связана с горно-обогатительным комбинатом. На пенсию она ушла из цеха сетей и подстанций.

Сейчас супруги Гавриловы, как говорится, в преклонном возрасте. Но преклоняться перед старостью не собираются. Они бодры духом. Радуются внукам и правнукам, которых в общем счете у них тринадцать. Общаются со своей большой родней. Много читают. В их домашней библиотеке в основном историческая литература и детективы. Миля (так по-прежнему родные зовут Людмилу Васильевну) увлеклась компьютером. Извлекает оттуда много интересного, а также слушает музыку.

-- Когда Коли нет дома, я ставлю диск и слушаю русские песни. Очень люблю Михаила Евдокимова! – говорит она.

А Коли часто не бывает дома. Летом он преимущественно в Павде, где у них со сватами большая «фазенда». Работает на земле, отдает ей свой труд, а она, как и вся природа, заряжает его новой силой. А зимой Коля встает на лыжи. Любимый маршрут – до Утянки. Каждый день, в любую погоду.

-- По пять и шесть часов ходит, -- говорит Людмила Васильевна. – Придет домой – с обледеневших усов вода капает, а он улыбается, счастливый.

И вспомнились мне восторги молодых его спутников, которые не могли догнать Николая Ивановича на лыжне и с трудом верили, что «этому деду уже восемьдесят шесть».

Ну, что ж? Не я сделала открытие, что движение – это жизнь. А «деду» хочу пожелать: пусть и дальше так же уверенно и энергично идет он по жизненной лыжне – и старость его не догонит!

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере. Нажимая СОГЛАСЕН, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера. СОГЛАСЕН

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
624356,Свердловская обл., г.Качканар, ул.Свердлова,8, конт.тел: (34341) 6-97-12 e-mail:mail@kgo66.ru
©2017 Все права защищены.Администрация Качканарского городского округа.
ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ      Яндекс.Метрика
Design by Sever-IT