ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
МЕНЮ

Шурпатов Александр Никонорович1926 г. р.

Служба в Советской Армии с мая 1943 по сентябрь 1950 года. II Белорусский, Прибалтийский фронты. 74 стрелковый полк, 282 стрелковая дивизия. Сержант, командир отделения, разведчик.

Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной
войне 1941-45 гг.», юбилейными.

С 1961 по 1987 год работал осмотрщиком вагонов, мастером, контролером электромонтажных работ в управлении железнодорожного транспорта Качканарского горно-обогатительного комбината.

 

 

 

 

Добавлено 22.03.2015г. 
"Качканарский рабочий" 11 марта 2015г. автор Василий Верхотуров

ShurpatovANОн был батальонным разведчиком

В служебной книжке Александра Никаноровича Шурпатова все записи по-воински лаконичны и точны: 27.11. 1926г. – дата рождения, 20.02. 1943г. – дата призыва на военную службу. Пареньку из небольшой деревушки Ново-Петровка Боготольского района Красноярского края в ту пору только-только исполнилось 17. В строке «последнее место работы» значится «учащийся».

 

 

Добавлено 10.02.2015г. Зелениным В.С.
Газета «Профсоюзные вести», 2010 год, автор Л. Черемухин.

Военное счастье Александра Шурпатова.

С войны гвардии сержант Александр Шурпатов вернулся с дву­мя медалями «За отвагу», медалью «За взятие Кенигсберга», бла­годарностями Верховного Главнокомандующего и осколком в вис­ке.

А родился он 16 октября 1926 года в деревне Ново-Петровка Красно­ярского края. На фронт из небольшой сибирской деревушки ушло 18 чело­век. Вернулись двое, один - слепым - пуля ударила в бинокль, когда он наблюдал за противником, и ему выбило глаза. Александру повезло боль­ше всех - «руки целы, ноги целы, что еще!». Военное счастье.

В армию его призвали в 43-м, едва парню исполнилось 17. Три-четыре месяца в учебке, где готовили младших командиров, - и сержанта Шурпа- това направили на Волховский фронт. Так для него началась война. По­том он воевал в составе I Прибалтийского, затем -11 Белорусского фронта.

Был полковым разведчиком, командовал огневой группой. Задача огневой группы - прикрывать группу захвата, отправляющуюся за «язы­ком». В случае обнаружения разведчиков огневая группа должна огнем отвлечь внимание противника на себя, дав возможность первой благопо­лучно доставить «языка».

-     А за что «За отвагу» дали?

Александр Никонорович улыбается:

-   Да вот как получилось. Мы возвращались с очередного задания. А тут наши зенитчики подбили «раму» - двухфюзеляжный немецкий само­лет-разведчик. И вот мы видим - на дереве фриц висит, он с парашютом из подбитого самолета выбросился. Ну, сняли его и к нашим привели. А он майором оказался, важной, видимо, птицей. Нас всех к наградам предста­вили. Двух моих ребят - к медалям «За отвагу», а меня как командира - к Красной Звезде. Но тут «два О» вмешался - мы так особистов называли (особый отдел - два 0): у него (у меня, то есть), говорят, дед враг народа, а ему орден. Дед у меня поляк. Работал учителем, детишек учил, никаким врагом не был, но попал под раздачу - арестовали и расстреляли. Так вот я ордена и не получил. А поскольку ребят наградили, как-то нелогично ко­мандира без награды оставить. Вот и мне медаль дали.

Сержант Шурпатов освобождал города Тарту и Таллин в Эстонии, участвовал в боях за взятие Кенигсберга. За один из боев в Восточной Пруссии он получил вторую медаль «За отвагу». Наши части брали город Эльбинг. Фрицы засели в домах и вели оттуда кинжальный огонь. Отделе­ние Шурпатова получило приказ закрепиться в одном из домов и не под­пускать противника, пока не закончится дислокация наших частей. Раз­ведчики приказ выполнили - сутки удерживали заданный рубеж.

Не всем из его солдат удалось дожить до победы. Над головой Шурпа­това смерть однажды тоже занесла свою косу, да, видно, отвлеклась на миг-промахнулась.

Дело было так. Как-то на пути «домой» - на свой передний край уже на нейтральной полосе разведчики были обнаружены фашистами. Начался обстрел. Неподалеку стоял подбитый танк, разведчики бросились под его прикрытие. В этот момент Александр почувствовал страшный удар в голову... Дальше он ничего не помнит. Очнулся в медсанбате, голова раскалывается, перед глазами все плывет. Потом госпиталь. Там-то ему хирург и сказал, что у него в виске застрял осколок, похоже, разрывной пули, ударившей в танк.

- Осколочек небольшой, - сказал врач, - всего 1,6 грамма весом, но попал очень неудачно - вошел как раз между зрительным и слуховым не­рвами. Если операцию делать, можно их повредить. Так что уж придется тебе с ним пожить.

Головные боли уже после войны долго мучили сержанта запаса. Да и сейчас еще военный «подарок» дает себя знать...

Вернулся Александр домой. Окончил дорожно-техническую школу, получил специальность вагонника. Начал работать. Однополчанин Васи­лий пригласил его на свою свадьбу. Там он познакомился с его сестрой красавицей Юлей. В войну Юля служила медсестрой в эвакогоспитале, а теперь работала в больнице в городе Боготоле. Александр Никонорович и в свои 80 с лишним не потерял привлекательности, а в 50-м был вообще парень хоть куда, к тому же, бывший фронтовой разведчик-такие ребята после войны у девчат были нарасхват. И вскоре уже Юля с Александром приглашали Василия на свою свадьбу.

В конце 50-х брат Юлии Матвеевны, Иван Матвеевич Удовенко, при­гласил молодую чету в гости. Он тогда работал начальником продснаба на Ису. В то время неподалеку начиналось строительство Качканарского горно-обогатительного комбината и рабочего поселка Качканар. Погости­ли, посмотрели на стройку, да и решили перебраться сюда. Так в начале 60-х они оказались, как тогда говорили, на Качканаре.

Юлии Матвеевне нашлось место в больнице будущего города, где она и проработала не один десяток лет старшей медсестрой. Александр Нико норович пошел устраиваться в железнодорожный цех горно- обогатительного комбината. Принимал его на работу Владимир Николае­вич Самойлов, первый начальник цеха, которого в Качканаре многие вспо­минают добрым словом и сегодня. Шурпатов стал одним из пяти первых работников этого цеха. По своей специальности он занимался вагонами и всем, что с ними связано: а связана тогда с ними была, в основном, прием­ка грузов, поступающих на стройку. Грузы шли нарастающим потоком, так что скучать не приходилось.

30 сентября 1963 года Государственная комиссия подписала акт о приеме в эксплуатацию первой очереди Качканарского ГОКа. А 1 ноября А. Шурпатов получил свою первую трудовую награду - знак «Отличник социалистического соревнования РСФСР» - как сказано в удостоверении, «за успехи при вводе Качканарского горно-обогатительного комбината». Потом были и другие. Правда, орденов, как и на фронте, ему не давали, но дело свое Александр Никонорович, как всегда, делал добросовестно. Не даром долгое время был нештатным инспектором по сохранности вагонов Министерства путей сообщения.

Не чурался он и общественной работы. В 1965-68 годах был отве­тственным в профкоме комбината по жилью (кстати, строительство кот­теджей в 7 микрорайоне он пробивал вместе с зам. директора ГОКа В. Бу­диловым в Москве). Шесть лет избирался председателем цехкома желез­нодорожников, был народным дружинником.

Сейчас ветеран готовится к поездке в Екатеринбург, где в составе делега­ции от Качканара примет участие в торжествах, посвященных 65-летию Победы. 

Газета «Профсоюзные вести», 2010 год, автор Л. Черемухин.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

624356,Свердловская обл., г.Качканар, ул.Свердлова,8, конт.тел: (34341) 6-97-12 e-mail:mail@kgo66.ru
©2017 Все права защищены.Администрация Качканарского городского округа.
ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ      Яндекс.Метрика
Design by Sever-IT