15 Июль 2015, просм.: 3910,

Гикалов Дмитрий Иванович

Гикалов Дмитрий Иванович(01.09.1929-3.10.1983)

В 1961 прибыл на строящийся КГОК, возглавлял цех КИПа. В 1963 г. в ответственный период пуска и освоения мощностей первой очереди ГОКа, был избран председателем рудничного комитета профсоюза.

«Не помню случая, чтобы было не выполнено какое-либо указание Дмитрия Ивановича: настолько высок был его авторитет в цехе...» - Кузнецов Г. А. бывший гл. энергетик ГОКа.

С ноября 1968 по ноябрь 1978 первый секретарь качканарского горкома партии.

«Если бы не было Гикалова, мы не имели бы такого красивого Качканара. Благодаря настойчивости и личной инициативе Гикалова рабочий поселок уже в первые пять лет превратился в современный благоустроенный город», - Попов А.А., бессменный парторг стройки.

С ноября 1978 по октябрь 1983, до трагической гибели директор качканарского радиозавода. Рядом с таким директором все чувствовали себя хозяевами предприятия, готовы были работать по 12 часов и по субботам...», «По натуре Гикалов был романтиком, мечтателем. Но от земли не отрывался, умел свои мечты претворять в жизнь», - Цыганкова Н. П., Сошников В. Г., работники радиозавода.

Звание «Почетный гражданин г. Качканара » присвоено в мае 2000(посмертно).

 

Добавлено 28.10.2015г. газета "Качканарское Время" 25 сентября 2002г.

Почетный гражданин города

Говорят, что незаменимых людей нет. Но сама жизнь порой опровергает эту расхожую фразу. И в истории нашего города, к счастью и несчастью, есть такой пример. К счастью, потому что далеко не каждому городу "везет" на такую личность, а к несчастью - потому что до обидного рано и трагически случайно город потерял этого человека.

Качканарцам со стажем нет нужды представлять Гикалова Дмитрия Ивановича.  Они  лучше других знают, как он мечтал о перспективах Качканара, и не только мечтал. Он умел вкладывать всю свою мудрость, энергию в воплощение задуманного, умел зажечь и увлечь за собой людей, не боялся принципиально отстаивать свою позицию даже в то зашоренное строгими рамками время. Это был его город, и здесь его касалось все, мелочей не было. Более молодым можно кратко представить: в 1961 году прибыл на строящийся Качканарский ГОК, возглавил цех КИПиА; с 1968 года в течение десяти лет - первый секретарь горкома КПСС, с 1978-го по октябрь 1983-го, до трагической гибели - директор радиозавода.

Почти 20 лет нет Дмитрия Ивановича, а память о нем продолжает жить в сердцах всех, кто знал его. По-прежнему жива вера и него, часто приходится слышать: Вот Гика лов бы смог... Был бы жив Гикалов...

Имя его не стало звучать реже. Наоборот, появилась улица Д.И.Гикалова, на вершине горы Качканар его изображение увековечено на барельефе "Скала атлантов", в 2000-м году ему посмертно было присвоено звание "Почетный гражданин города".

1 октября Дмитрию Ивановичу исполнилось бы 73 года...

Качканарское время,
2002, 25 сентября

Добавлено 28.10.2015г. очерк из газеты "Качканарский рбочий" авт. И.Соболев

Атланты держат небо.

Дмитрий Иванович Гикалов3 октября 1983 года трагически погиб Дмитрии Иванович Гикалов. Прошло много лет-, но люди, которые с ним работали и хорошо его знали скорбят о его безвременной кончине. И я уверен -много добрых дел мог совершить этот человек. Как много было у него планов и задумок. В последний раз, когда я видел его, он проводил оперативное совещание прямо на территории радиозавода. Как горячо он объяснял проект второй очереди, называемый модулем N2. И он бы построил его. Но несчастливые стечения обстоятельств прервали его жизнь.

На южной вершине горы Качканар установлен барельеф с интересным названием "Скала Атлантов". На нем в .полный рост изображены Дмитрий Иванович Гикалов, Михаил Григорьевич Толочко, Клавдия Павловна Сухенко. Это первый состав городского Совета. Напомню молодым читателям, что, как город, Качканар начал формироваться с 1968 года и Дмитрий Иванович в становлении города сыграл не последнюю роль. В те далекие годы он работал в системе Качканарского ГОКа и прошел путь : начальник релейной службы ЦСиП, начальник цеха КИП, председатель профкома комбината, первый секретарь горкома партии, директор радиозавода. Хорошо помню, как в далеком 1962 году еще до пуска Качканарской ТЭЦ, Дмитрий Иванович мечтал о строительстве в Качканаре предприятия легкой промышленности,где бы можно было трудоустроит последствии женщин. Он осуществил свою мечту - построил радиозавод.

Трудящиеся цеха КИПиА помнят его пламенные выступления о пуске ТЭЦ, о создании цеха КИП, о реконструкции улицы Свердлова, строительстве бассейна, стадиона, создании филиала горного института.

Во всех вопросах Гикалов был первым.

На барельефе главный архитектор города Владимир Борисович Торопов представлявляет проект нашего города. Это они, изображенные на барельефе, превратили поселок городского типа в уютный городок с троллейбусной линией, с видом на рукотворное море.

В своей поэме о погибшем троллебусе Виктор Перепелица с пафасом пишет: "Руководители, таланты они, как древние Атланты, тяжелой ноши не боялись и за любое дело брались". В его строках чувствуется любовь и уважение к людям, заложившим основы городской жизни. "Их нет сегодня среди нас, недолог был их звездный час . Но память добрая о них еще жива в сердцах людских." - это пишет о Дмитрии Ивановиче машинист экскаватора.

Глядя на разоренный ныне радиозавод - детище Гикалова, - невольно вспоминаются следующие строки "к рулю другие люди встали, троллейбус наш давно продали, контактный провод сдали в лом и лишь столбы торчат кругом".

О Дмитрии Ивановиче Гикалове можно говорить много, как воспитатель и наставник молодежи он был блестящий. Его друзья-релейщики - могли бы написать целую книгу о его добрых делах. -Хорошо помню весну 1963 года и огромный плакат "До пуска ТЭЦ осталось..."

Он постоянно спрашивал, что за день сделано, как идет монтаж и наладка электрических схем. Ежесменно бывал на стендовой проверке оборудования. Как известно, в энергетике важно запустить первую турбину, первый котел новой электростанции. Все последующие пуски провести всегда легче. Пуск ТЭЦ означал и последующий успешный пуск комбината. Немало бессонных ночей провели энергетики и при пуске первой тяговой подстанции. А как воевал Гикалов за единый цех КИП ! На первом техсовете он один остался против мнения всех, тогда его поддержал только главный инженер комбината С.Л.Мясник. С того техсовета и идет родословная цеха КИП, прародителем которого является Дмитрий Иванович Гикалов.

А как он очаровал архитекторов Мосгорпрпоекта!

Для сведения качканарцев, по статусу города, нам не положено было иметь дома выше 5 этажей. По условиям сейсмичности и числу жителей, город не имел права высотного строительства, а корпус крупного дробления от фундамента до крыши девяносто три метра.

Дмитрий Иванович реально смотрел на мир. Он очень любил Качканар, и после работы, прогуливаясь по улочкам, думал о быте и улучшении жизни в нем. Его сильно интересовала жизнь молодежи, касалось ли это отдыха, спорта или быта.

"Заболел" я с друзьями когда-то лыжным туризмом, нужны были широкие о хотничьи лыжи - Гикалов помог: по его распоряжению были привезены из Свердловска тридцать пар нужных нам лыж, туристские рюкзаки. А какой зимний сад был создан на радиозаводе!

Качканарский радиозаводГоворят, что нет незаменимых людей. Но они есть! И если бы был жив сегодня первый директор радиозавода, весь этот завод был бы цветущим садом со стеклянной крышей. Я глубоко уверен, что в период реформ Гикалов и его радиозавод " Форманта" были бы на высоте.

Он нашел бы инвестора для своего детища, и тысячи людей не болтались бы без работы. В адрес последнего руководителя Новосельцева я позволю сказать нелестное замечание. Разрушать гораздо проще, чем созидать. Очень просто было разорвать завод на клочки, уникальное оборудование Разграбить, а тысячи людей разогнать. А попробуй создай! Во время своих предвыборных вояжей кандидат в губернаторы Э.Россель говорил о восстановлении нашего радиозавода.

Его финансирование предполагается осуществлять из доходов Богословского алюминиевого завода. Будем надеяться, что детище Дмитрия Ивановича получит вторую жизнь, и Качканаре исчезнет проблема безработицы. А молодежь будет приходить к "скале Атлантов" и добрым словом и делом поминать светлую память Д.Гикалова.

Добавлено 28.10.2015г. очерк Галины Краснопевцевой

Таких похорон в Качканаре еще не бывало. За четыре десятилетия в городе юно­сти всякое случалось: погибали на ударной стройке, трагическую смерть от бан­дитской пули приняли качканарские дружинники, уходили из жизни руководители предприятий и города, другие известные люди. Смерть каждого была ощутимой утратой, по каждому город искренне скорбил, провожая в последний путь. Но та­ких многолюдных похорон, как в октябрьский день 1983 года, не было никогда.

Качканар прощался с Дмитрием Ивановичем Гикаловым. У его гроба, установ­ленного во Дворце культуры, тянулась нескончаемая скорбная вереница. Люди шли с печалью в сердцах и букетами в руках. Дворец в тот день утопал в цве­тах, словно сама осень несла Дмитрию Ивановичу прощальный поклон. И вряд ли каждый желающий смог пройти около гроба: ведь Гикалов у нас один, а качканарцев — десятки тысяч.

Зато за гробом шли все. Но даже улица, широкая и красивая улица Свердлова, рожденная творческой мыслью и волей Гикалова, с трудом вмещала всех, кто пришел проводить его, — сплошной людской поток, лавина скорби и боли, медленно плывущая от Дворца в сторону площади. Совсем как у поэта: "Улица, будто рана сквозная, так болит и стонет так!.."

Не знаю, можно ли соизмерить боль, но работникам радиозавода казалось, что их боль сильнее, и усиливалась она чувством вины. Их мысли возвращались к 1 октября, оказавшемуся для Дмитрия Ивановича последним рабочим днем. За работай, заботами да проблемами, против обыкновения, как-то забыли, что 1 октября — день рождения Дмитрия Ивановича. Вспомнили поздно, когда он уже ушел. А завтра должен был уезжать. Очень расстроились. Но потом реши­ли, что поздравят при следующей встрече. А следующая встреча оказалась печальной: 2 октября Д.И. Гикалов трагически погиб в Нижнем Тагиле.

Теперь уже ничего не изменишь: не поздравишь, не попросишь прощения. За гробом — широкая река людского горя. С тополей крупными слезинами падают желтые листья и чуть слышно шуршат, будто вздыхают. И скупое октябрьс­кое солнце шлет Дмитрию Ивановичу свой прощальный привет.

Мертвым, конечно, не завидуют. И все-таки подумалось: стоит жить, что­бы быть похороненным вот так!

Сегодня вместе со мной о Д.И. Гикалове вспоминают люди, которые жили и работали рядом с ним.

РАБОТА

Ессентуки. В этом городе в марте 1944 года 14-летний подросток начал трудовой путь линейным рабочим междугородных линий Министерства связи.

Нижний Тагил. С 1956 года в этом уральском городе Д. Гикалов работает на металлургическом заводе им. В.В. Куйбы­шева дежурным электриком, начальником электротехнической лаборатории, а с 1959-го— инженером электротехнической лабо­ратории Нижнетагильского металлургичес­кого комбината.

Качканар. 1961 год привел Дмитрия Ива­новича на строящийся горно-обогатительный комбинат. Здесь он работает начальником релейной службы цеха сетей и подстанций, начальником цеха КИП и автоматизации.

С ноября 1968-го по ноябрь 1978 года — первый секретарь Качканарского гор­кома партии.

С ноября 1978-го — директор Качка­нарского радиозавода.

УЧЕБА

Горно-металлургический техникум горо­да Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР. Уральский политехникум. Свердловский горный институт. Высшая партийная школа при ЦК КПСС.

ПАРТИЙНЫЕ СТУПЕНИ

В техникуме г. Орджоникидзе — секре­тарь комсомольской организации отделения.

В армии — секретарь комсомольской организации в/ч 30986; в 1953 голу, во время службы в армии, вступил в Коммунис­тическую партию.

В Нижнем Тагиле, на металлургичес­ком заводе, был секретарем партийной организации ТЭЦ.

В Качканаре — секретарь парторгани­зации энергоцехов, председатель профко­ма ГОКа, первый секретарь горкома партии, член областного комитета партии, делегат XXV съезда КПСС.

НАГРАДЫ

1970 — юбилейная Ленинская медаль.

1971  —орден "Знак Почета".

1974 — орден Трудового Красного Зна­мени.

ВЗЫСКАНИЕ

9  ноября 1978 года Свердловский об­ком КПСС вынес Д.И.Гикалову строгий выговор — за ошибки в подборе кадров.

На качканарской земле.

Романтик по натуре и человек активно­го действия, он не мог не появиться здесь, где все только начиналось.

Получил комнатку в доме на Первомайке, но вскоре отдал ее другим, а сам жил в общежитии. На выходные каждую неделю ездил в Нижний Тагил, к жене и дочери.

— Приедет, бывало, усталый, весь мок­рый от дождя (была весна 61-го). Стоит в дверях грязный, с букетом лесных фиалок — и улыбается, глаза светятся счастьем, — вспоминает Лидия Ивановна Гикалова. — "И чего ты восторгаешься?.. В такую глушь за­ехал..." — скажу ему даже с упреком. А он: "Ты не знаешь будущего. А будет у нас ги­гант-комбинат (он всегда комбинат называл гигантом), будет город, очень красивый го­род!" Через год Мите дали двухкомнатную квартиру — и мы переехали в Качканар. Боже, какая грязь! Еле ноги вытаскиваешь... Ногу-то я вытащила, а мой резиновый бо­тик в грязи остался. Удивляюсь, возмуща­юсь, а Митя успокаивает, вдохновляет — и снова об асфальтовых улицах будущего го­рода и о комбинате-гиганте.

Дмитрий Иванович не обманул. Есть у нас крупнейший комбинат и маленький уютный город, которые стали его судьбой.

Комбинат.

— В период строительства, пуска и ос­воения комбината, — говорит   Николай Яковлевич Еремин, — очень важно было сформировать коллективы цехов: ведь от них зависела работа всего предприятия. Грамотным, умелым руководителем цеха А и КИП явился Д.И. Гикалов, чьи прекрас­ные традиции живут там и сегодня.

Впрочем, этого цеха не было даже в проектной структуре комбината. Имелась лишь релейная служба, начальником которой и был принят Дмитрий Иванович. Он-то и стал инициатором создания цеха А и КИП, поскольку по опыту работы на НТМК отчетливо представлял, что без та­кой производственной единицы не будет эффективного развития электроэнергети­ческого хозяйства ГОКа и автоматизации технологических процессов. Идею Гикало­ва поддержал тогдашний директор комби­ната Е.А. Кандель.

Рассказавший об этом Герман Алексан­дрович Кузнецов вспоминает:

— В августе 1962 года после окончания Свердловского горного института по редкой тогда специальности – автоматизация про­изводственных процессов — я по распреде­лению прибыл на Качканарский ГОК и был направлен в цех А и КИП. Первое задание, которое я получил от его начальника Д.И. Гикалова, было неожиданным и непро­изводственным. Он попросил меня связаться с; моими сокурсниками и пригласить их на работу в Качканар. Конечно, не сразу, но на комбинат приехали В.Ф. Миронов, А.Н. Калугин, Г.И. Меньшенин.

Дмитрий Иванович хорошо понимал, что без молодых образованных ребят ему цех не создать. Работа с кадрами всегда была для него задачей номер один. За два-три года коллектив вырос с одиннадцати до более чем двухсот человек и превратился в под­разделение, способное решать проблемы по развитию энергоснабжения, электроприво­да, телемеханизации и автоматизации во всех цехах комбината.

Иногда идеи Дмитрия Ивановича о раз­витии цеха опережали объективно сложив­шуюся обстановку, — продолжает Г.А. Кузнецов. — Например, он планировал создание лаборатории технической кибер­нетики, и был даже спроектирован пристрой к цеху. Эта идея спустя два десятилетия воплотилась в жизнь становлением служб АСУ и АСУ ТП. И мы помним, что у истоков высшего уровня автоматизации стоял Д.И. Гикалов.

Качества этого творческого человека, его организаторский талант наиболее ярко проявились, когда Качканар стал городом и Дмитрия Ивановича избрали первым секре­тарем горкома КПСС.

Город.

Вы помните, какая была у нас улица Ма­гистральная? Избитая, узкая, шириной в шесть метров, с пятиэтажками по одной стороне и Дворцом культуры под горой. Большая часть города была застроена де­ревянными двухэтажными домами, распо­ложенными "девятками", что никак не ук­рашало Качканар, проектированием кото­рого занимался институт "Уралгипроруда", не имеющий опыта в проектировании город­ской инфраструктуры. Дальнейшая заст­ройка упиралась в отсутствие генерального плана города.

Вот тут и проявились огромная энергия и целеустремленность Дмитрия Ивановича. Многочисленные поездки в Москву, перего­воры в Министерстве черной металлургии, в Госстрое СССР, настойчивость и упорство Гикалова позволили сломить непробивае­мость столичных чиновников. И были выде­лены средства, а лучшим институтам "Гражданпроекта" Москвы, Ленинграда, Свердловска, Нижнего Тагила было поручено в кратчайшие сроки создать генеральный план города Качканара.

А сколько надо было затратить нервов и усилий, проявить искусство убеждать, что­бы в то время, в эпоху массового типового проектирования, добиться разрешения на индивидуальные проекты и строительство двенадцатиэтажных домов, которые сдела­ли неповторимым лицо нашего маленького города.,

По инициативе Гикалова началось и расширение улицы Магистральной (Свер­длова). А чтобы Дворец культуры не сто­ял в яме, нужно было снять часть горы. И начались объемные земляные работы. Глядя на них, иные остряки шутили: Гикалов земной шарик под Дворец подво­дит". И это ему удалось. Теперь наша глав­ная улица плавно спускается от централь­ной площади к Дворцу, против которого выросла подпорная стенка. По высоте этой "китайской стены" непосвященные могут представить, сколько земли пришлось снять и какой глубины была яма, в кото­рой прежде стоял Дворец.

При реконструкции улицы, также по ини­циативе Д.И. Гикалова, были спрятаны и тру­бы теплотрассы. Раньше они всем глаза мо­золили, а теперь напоминают о себе лишь тем, что тротуар со стороны восьмого мик­рорайона высыхает быстрее, а осенью то­полевая аллея дольше остается зеленой.

Зеленый наряд Качканара: липы, бере­зы, лиственницы, рябины — тоже осуществ­ленная мечта Дмитрия Ивановича. При его участии и личном контроле в городе строи­лось жилье, детсады и школы, центральная аптека, универсам, стадион.

Детищем Гикалова является и радиоза­вод. Через обком и ЦК партии Дмитрий Ива­нович добился приезда в Качканар министра радиопромышленности и доказал, что наше­му городу нужен такой завод, на котором могли бы работать женщины и молодежь.

В свое время Д.И. Гикалов поддержал идею директора Качканарского ГОКа М.Г. Толочко о строительстве в городе трол­лейбусной линии. Поддержал и помог "про­бить" ее, хотя это оказалось тоже нелегко. И все-таки в Качканаре был этот современ­ный вид транспорта.

Дмитрий Иванович работал с людьми, стре­мясь вместе с ними сделать Качканар городом высокой культуры. Он мечтал о современном транспорте и не подозревал, что на него са­мого катится самая примитивная "телега".

"Телега".

Нагрузили на нее столько, сколько "те­лега" может выдержать. А бумага, как известно, все вытерпит. Не будем сегодня пе­ребирать всю эту рухлядь. Но кое-что все-таки вспомним. Анонимщики обвиняли Ги­калова в том, что он продал пианино музы­кальной школе (и в чем тут криминал?), что построил своим братьям дачи (а у Гикалова и братьев-то нет; правда, посылал он 500 рублей теще на ремонт саманной развалю­хи). Досталось всем: и Дмитрию Ивановичу, и людям, работавшим рядом с ним.

Прикатилась "телега" по назначению, в Свердловский обком партии. А уж там обя­заны отреагировать. Казалось бы, почему не защитить честного коммуниста? Да таковы, видать, наши давние традиции: когда-то по анонимным доносам человека жизни лиша­ли. А бюро Свердловского обкома КПСС всего лишь вынесло строгий выговор — ''за ошибки в подборе кадров". Не парадокс ли? Человека наказывают за то, в чем он был наиболее силен, чем мог гордиться.

Дмитрий Иванович тут же попросил ос­вободить его от занимаемой должности. Та­кое, правда, в планы обкома не входило. Но разве мог как-то иначе отреагировать на анонимную напраслину нравственно здоро­вый человек? Гикалов категорически зая­вил, что в такой ситуации он не может оста­ваться первым секретарем горкома партии. Тогда в обкоме принимают решение снять его с занимаемой должности и просят, чтобы в Качканаре это решение поддержали. Иначе какой же будет у обкома авторитет?

Перед пленумом городского комитета партии его членов хорошо "обработали": ведь решать вопрос по Гикалову приехал Петров, секретарь обкома КПСС. Но, несмотря на "обработку", члены пленума были против: они лучше всех понимали, как много потеряет Качканар вместе с Гикаловым. Просили, убеждали: "Дмитрий Иванович, снимите свой вопрос!" Но тот был непреклонен. Пленум со­стоялся. И вышло, как того хотел Дмитрий Иванович, как решил обком партии.

— Найду! — гневался третий секретарь горкома В.Б. Молчанов. — Не я буду, если не найду!

 И ведь нашел анонимщиков. Вывел на чистую воду заведующую парткабинетом горкома КПСС и ее сообщницу — библиоте­каря парткабинета, которые взяли в худо­жественной школе печатную машинку (яко­бы для дела) и, надев резиновые перчатки, настрочили кляузу. Да, анонимщики оказа­лись совсем рядом, под одной горкомовс­кой крышей. Вот уж тут Гикалов действительно ошибся в подборе кадров.

Оставаться ли в городе? Такого вопроса для Дмитрия Ивановича не было, хотя пред­ложений получил немало, вплоть до Москвы — только выбирай. Из Качканара смотались «правдоискатели». А Д.И. Гикалов остался служить городу, только в ином качестве.

Радиозавод

В.Сошников, В.Кусов, Д.Гикалов, Е.Савлов, Б.Ельцин в одном из цехов радиозавода.В.Сошников, В.Кусов, Д.Гикалов, Е.Савлов, Б.Ельцин в одном из цехов радиозавода.— Пришел Дмитрий Иванович, и мы сра­зу почувствовали, что у нас появился талан­тливый руководитель, который умеет объе­динить людей высокой целью, зажечь и по­вести за собой, — говорит Галина Влади­мировна Плесовских.

— Его знал каждый из почти пятитысяч­ного коллектива, знал по личному общению, — вспоминает Владимир Георгиевич Сошни­ков. — И Дмитрий Иванович всех знал в лицо и очень многих по имени-отчеству. Каждое утро он начинал с обхода цехов, к нему можно было обратиться "с любым вопросом — каж­дого выслушает, подбодрит, поможет делом.

Д.И. Гикалов жил и работал для людей. Ради них он развернул строительство. Да так широко и активно, что руководство объеди­нения, свердловское начальство, стало по­сматривать на Гикалова косо. Даже строи­тельство жилья вызывало недружелюбное отношение, а уж строительство теплиц, сви­нарника, зимнего сада выводило их из себя: как это Качканарский филиал Свердловс­кого завода электроавтоматики, еще не на­учившись по-настоящему работать, позволяет себе непозволительную роскошь — вдыхать аромат тепличных роз, отдыхать в зимнем саду? Все это, по их мнению, — блажь. Они вообще хотели бы видеть Кач­канарский радиозавод своим придатком, складом полуфабрикатов. А Дмитрий Ива­нович бился за самостоятельность. И завод развивался быстрыми темпами. Строились новые производственные корпуса, были ос­воены спецзаказы и большая номенклатура электромузыкальных инструментов.

Мысли у директора были масштабные и намного опережали время. Он собирался по­строить заводской профилакторий, базу от­дыха на берегу Черного моря. А еще он меч­тал иметь породистых коней, чтобы моло­дожены в день свадьбы могли прокатиться в каретах по городу. Мечтал иметь хороший духовой оркестр, который бы в праздники проходил по городу и радовал качканарцев. Словом, и на радиозаводе Гикалов думал обо всех горожанах.

— Мы любили слушать Дмитрия Ивано­вича, — говорит Петр Александрович Лебе­дев. — А когда его беседа заканчивалась, мы какие-то минуты сидели молча, перева­ривая его реальные фантазии. И верили: так и будет!

Да, на радиозаводе убеждены: будь жив Д.И. Гикалов — предприятие тоже бы жило! Там и сейчас живут памятью о нем, работа­ют с его именем.

С именем Гикалова.

Добрую память о себе оставил Дмитрий Иванович у всех, кто когда-либо с ним об­щался. В этом убедилась я, работая над дан­ным материалом.

Встретилась и с самим Дмитрием Ива­новичем. Побеседовала с ним, словно с жи­вым, перебирая многочисленные папки в го­родском архиве. Доклады, выступления, его беседы в разных аудиториях на самые раз­ные темы, от международного положения и эффективности производства до психоло­гического климата в коллективе. А в запис­ных книжках — искренность и самокритич­ность этого человека, тонкие движения его души, жизненные принципы, главный из ко­торых "Дал слово — сдержи!"

В городском архиве я смогла вернуться в недалекое прошлое и заново послушать качканарцев, рассуждающих о том, не дать ли одной из будущих улиц имя Д.И. Гикалова. Писем на эту тему тогда, в 1989 году, шло много и в нашу газету, и городским властям. Теперь эти письма, очень разные, порою противоречивые, дружненько приютились на архивных полках как одна из страниц био­графии Качканара.

Нет, не появилась тогда в нашем городе улица Гикалова. Зато творением мыслей и рук местных романтиков и энтузиастов Дмитрий Иванович взошел на гору Качка­нар. Есть там Скала Атлантов. На барелье­фе, изготовленном художником Леонидом Ушениным, отображен момент, когда глав­ный архитектор города В.Б. Торопов вруча­ет макет Качканара Д. И. Гикалову, К.П. Сухенко и М.Г. Толочко —людям, кото­рых неутомимый мечтатель Иван Михайло­вич Соболев не без оснований считает ат­лантами Качканара.

Нынешним летом вместе с Иваном Ми­хайловичем поднялась к Скале Атлантов се­мья Дмитрия Ивановича: жена Лидия Ива­новна, внуки Семен и Дмитрий и дочь Ирина с друзьями.- С этой высоты открылась перед ними прекрасная панорама: уральский лес, качканарское море, горно-обогатительный комбинат, светлый город. И вспомнила Ли­дия Ивановна слова мужа: "Ты не знаешь будущего". Теперь она знала, теперь она ви­дела это будущее. И с этой высоты мыслен­но поклонилась и этим атлантам, и всем, кто строил в тайге гигант-комбинат и юный го­род, кто украшал их своим трудом.

Г.КРАСНОПЕВЦЕВА.

© При использовании материалов с сайта гиперссылка на kgo66.ru обязательна
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter